Благотворительность помогает править обществом

Тем не менее, другая теория, основанная на марксизме, отвергает эту основанную на консенсусе модель общества и фокусируется вместо этого на конфликте интересов между различными социальными группами, борющимися за власть. С этой точки зрения корпорации могут действовать через благотворительные фонды, пытаясь повлиять на политический и экономический выбор общества.

Таким образом, по словам Кузина и Чернышева, фонды могут поддерживать организации, работающие на социальные и политические перемены, и, таким образом, позволяют корпорациям отслеживать появляющиеся идеи и отсеивать все, что воспринимается как опасное.

CSR помогает скрыть заинтересованные интересы

Передача денег фондам, в отличие от уплаты налогов, позволяет крупным предприятиям выводить крупные суммы из-под государственного контроля, чтобы деньги оставались в одной и той же бизнес элите — не только потому, что корпоративные владельцы нанимают членов семьи для управления своими фондами и распределения средств. , но также потому, что фонды могут использовать «общественную пользу» в качестве дымовой завесы для финансирования определенных областей, представляющих особый интерес для деловых и политических элит.

Если это так, то корпоративная благотворительность — это не что иное, как «хорошая картина, маскирующая контроль доминирующих классов над обществом», комментируют авторы.

Общественное участие приносит политические выгоды

По мнению некоторых экспертов, долгосрочное выживание бизнеса как института зависит от того, соответствует ли оно ожиданиям общества, в противном случае общество может отказать корпорации в ее праве на существование.

Другими словами, если бизнес «не в состоянии направить свою власть в соответствии с социальным спросом, его власть теряется», поскольку тогда другие институты будут соответствовать ожиданиям общества.

Кроме того, следует отметить, что компании появляются и действуют в определенной институциональной среде и должны следовать правилам, которые должны быть признаны их основными заинтересованными сторонами законными. Как отмечают авторы, правительство в России является наиболее важной заинтересованной стороной, устанавливающей формальные и неформальные правила игры и обеспечивающей соблюдение.

Благотворительность может принести привилегию

Важным стимулом для КСО в России является то, что компании должны взаимодействовать с правительством и оказывать поддержку социальной политике правительства посредством финансирования крупных инфраструктурных, жилищно-коммунальных проектов, социальных учреждений и общественных мероприятий.

Фактически корпоративная социальная политика в России часто является «добровольной и обязательной» одновременно, что отчасти связано со слабым гражданским обществом. По мнению экспертов, «там, где у региональных бюджетов нет средств, местные власти вводят дополнительный налог с предприятий, требуя от них социальных инвестиций».

Отношения между бизнесом и правительственными бюрократами могут принимать различные формы, такие как «административное принуждение», «взаимное согласие» и «невмешательство» — эти понятные термины были придуманы Аллой Чириковой (Институт социологии РАН), Сергеем Шишкин и Леонид Полищук (исследователи НИУ ВШЭ). «Когда стороны договариваются о соглашении, это обычно означает, что компания делает социальные взносы в обмен на финансовую или организационную помощь со стороны правительства, такую ​​как поддержка корпоративных инвестиционных проектов или доступ к инфраструктуре и государственным закупкам», — добавляют Кузина и Чернышева.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *