Кто больше всего напуган?

На первом этапе исследователи изучали географическое распределение рейдов. По словам Антона Казуна, для учета размеров региона количество рейдов было разделено на валовой региональный продукт (ВРП). «В наших дальнейших расчетах мы будем использовать этот показатель — количество рейдов в регионе на 100 миллиардов рублей ВРП», — пояснил он.

Наиболее интенсивное угрожающее давление и запугивание на бизнес было выявлено в Чувашской, Астраханской, Вологодской и Смоленской областях. Около 40% претензий приходится на торговлю, производство и строительство. Еще 30% составляют индивидуальные предприниматели, большинство из которых предположительно работают в торговле или на производстве. Это означает, что развитие производства и торговли в регионе можно рассматривать как показатель его привлекательности для рейдеров.

За последнее десятилетие торговый сектор стал одной из наиболее динамично развивающихся отраслей экономики. Целями рейдеров в торговом секторе являются индивидуальные предприниматели и небольшие компании, которые владеют недвижимостью, но не имеют достаточно больших ресурсов для защиты. Нападения на промышленный сектор являются своего рода продолжением процесса перераспределения наиболее привлекательных свойств, начавшегося в 1990-х годах.

Четкой корреляции между рейдами и развитием строительства на региональном уровне не обнаружено. С одной стороны, рейды редко регистрируются там, где строительство недостаточно развито, но они также редки в регионах, где доля строительства превышает 10%. «Эти регионы получают субсидии от государства, и поведение, ориентированное на ренту, там ограничено», — пояснил автор.

Хотя доля торговли и производства в конкретном российском регионе предопределяет интерес рейдеров, интенсивность экономических преступлений определяет их возможности. Исследование подтвердило, что уровень рейдерства намного выше в тех регионах, где зарегистрировано большое количество экономических преступлений.

Где юристов мало

Количество адвокатов на душу населения минимально, а решения судов недоступны (на сайтах судов) в регионах с высоким уровнем рейдов. Такие регионы также отстают по количеству некоммерческих организаций на душу населения. Кроме того, корреляция между количеством судебных дел и количеством НКО практически линейна.

Антон Казун отметил, что количество юристов на душу населения достигает максимума в регионах со средним уровнем рейдов и уменьшается по мере роста его интенсивности. «Оказывается, в регионах, где нет проблем с рейдами, меньше юристов и, соответственно, уровень экономической преступности ниже, а также в тех регионах, где ситуация с рейдами хуже всего», — продолжает утверждает: «Во втором случае, вероятно, юридическое сообщество сталкивается с препятствиями в своем развитии. Тем не менее, это наблюдение необходимо дополнительно проверить с помощью дополнительных исследований ».

Количество экономических преступлений в регионе является показателем возможности нападения рейдеров.

С одной стороны, если предприниматели часто нарушают закон, это характеризует деловой климат в регионе. Вероятность рейда как крайней формы экономической преступности выше в условиях плохого делового климата.

С другой стороны, количество экономических преступлений является показателем, характеризующим работу правоохранительной системы. Следователи в этих регионах подают больше исков против предпринимателей, что также может быть признаком желания правоохранительных органов получать арендную плату.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *