Российская модель корпоративной филантропии

Авторы используют ряд различных подходов для изучения ОГО в России.

Консенсусный подход помогает объяснить, почему компании предпочитают социальные инвестиции разовым пожертвованиям, тем самым финансируя создание долгосрочной общественной выгоды с положительным влиянием на социальную политику. Основное внимание они уделяют не столько финансовому или репутационному выигрышу, сколько пониманию того, что, помогая развитию институтов гражданского общества, предприятия могут в конечном итоге освободиться от необходимости исправлять дыры в региональных бюджетах.

Использование марксистского подхода с акцентом на «классовые противоречия» приводит к интересному выводу, что в отличие от США, где корпорации и их владельцы воспринимаются как доминирующий класс, в России это обычно правительственная бюрократия. «В тех случаях, когда прибыль производится с использованием административного ресурса, а не экономического капитала, само существование компании, не говоря уже о прибыли, может подвергаться риску без доступа к административному ресурсу», — объясняют Кузина и Чернышева.

Институциональный подход предполагает, что для достижения успеха бизнес должен соответствовать ожиданиям общества. В России именно правительство определяет, какие социальные ожидания должны быть удовлетворены, а компании с репутацией социально ответственных имеют некоторую легитимность с властями. Тем не менее, авторы исследования считают, что этот подход не может точно отразить конкретные отношения между бизнесом и государством в России, и утверждают, что нюансы ОГО в России следует рассматривать с экономической и социологической точки зрения.

Правительство определяет, как КСО должен работать

С этой точки зрения, отношения между правительством и бизнесом основаны на взаимной экономической заинтересованности и желании бюрократов превратить свой административный ресурс в экономическую выгоду. Здесь исследователи ссылаются на концепцию Макса Вебера, системы управления, где власть распределяет привилегии в обмен на лояльность. По словам исследователей, подобная договоренность стимулирует корпоративную благотворительность в России — то есть правительство предлагает бизнесу привилегии в обмен на лояльность. «Благотворительные пожертвования служат своего рода налогом, который платят предприятия в дополнение к официальным налогам», — отмечают Кузина и Чернышева.

Это позволяет бюрократам поразить сразу несколько целей: снять социальную напряженность, вызванную недостаточным финансированием социальных служб, заработать репутацию хороших менеджеров, а также держать бизнес под контролем, поскольку последние прекрасно понимают, что их устойчивость зависит от связей с властями, Авторы делают вывод.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *